Русскому языку нужен тиран

Колумнист «Московских новостей» Ксения Туркова о культуре пользования словарями и о жажде «сильной руки» в лингвистике.

Говорят, во всех уважающих себя мебельных магазинах Великобритании продается специальный предмет интерьера под названием «столик для словаря». Вообразить это наименование в наших широтах невозможно. Представляете себе добропорядочную московскую семью, которая, как и все другие, решила посвятить выходной день витью гнезда и рыщет по крупному мебельному центру в поисках изящной подставки под Лопатина или Ожегова? Отдает абсурдом. Потому что чтение словаря в нашей системе книгочитания и книгопочитания находится едва ли не на самой низкой ступени. Читать словарь – это как решать задачки по высшей математике просто для удовольствия, от нечего делать. Почему-то принято считать, что словарь – это что-то узкоспециальное, нужное исключительно филологам. Ну еще иногда журналистам (кстати, сами журналисты обычно ограничиваются общением с орфографическим и орфоэпическим словарями, за редким исключением). И, конечно, словарь — это что-то до зубной боли скучное.

Я не знаю, почему так сложилось. Но мне почему-то кажется, что даже в наших отношениях со словарями, как ни странно, проявляется пресловутая жажда «сильной руки». Объясню. Дело в том, что у нас не принято воспринимать словари как сборники НАБЛЮДЕНИЙ за языком. Словарь для большинства из нас — это орудие, с которым засел злобный лингвист в кустах и которым он лупит всякого, кто нарушает норму. Я заметила, что одним из самых болезненных вопросов языкознания для тех, кто не имеет к лингвистике отношения, является вариативность языковых средств. Сколько раз я слышала от коллег и знакомых: «Ну у тебя как всегда: возможны оба варианта. Значит, просто не знаешь ничего! Должна быть жесткая норма».

Язык по природе своей либерален, но нам этого либерализма не надо — хотим жесткой руки, однозначной нормы, суровой кары для «безграмотных», принуждения к грамотности. Мысль о том, что словарь можно рассматривать как способ фиксации действительности, своеобразный фотоальбом на память, только состоящий не из картинок, а из слов, не приходит в голову. Наблюдательский, исследовательский подход к языку нам не свойствен. Не хватает здорового любопытства.

Совсем скоро Институт русского языка РАН должен выпустить новый орфоэпический словарь. Заместитель директора ИРЯ РАН Мария Каленчук как-то рассказывала мне в эфире Сити ФМ об этом словаре. Она сказала, что там будут не просто указаны столь ненавистные многим равноправные варианты — там этих вариантов будет много, и каждый со своей пометой. В том числе увидим мы в словаре и глагол (невольно прикрываюсь от воображаемых летящих в меня тухлых помидоров) «вклЮчит», именно с таким ударением. Тогда объяснить в эфире, что это совсем не рекомендация, а просто фиксация того варианта, который наличествует в языке, нам не удалось. То есть даны будут все варианты произношения того или иного слова, в том числе и неверные. Просто для того, чтобы зафиксировать действительность, показать, как говорят.

Иными словами, многие не понимают, что словари бывают не только нормативные, предписывающие что-либо. Возможно, нам не нравятся огромные парики, в которых несколько веков назад у европейских дам заводились мыши и насекомые. Но это не значит, что эти парики не должны попасть в книгу по истории моды. Так и со словарем.

Кроме того, словарь может быть просто увлекательным чтением. Например, у Даля можно найти прообразы некоторых современных жаргонных слов и очень удивиться. Каких именно — писать не буду, чтобы побудить читателей открыть вышеупомянутый многотомник. Или, например, словарь иностранных слов. Разве не интересно узнать, из какого языка пришло то или иное слово или выражение? А то так и будем думать, что синоним состояния подпития пишется раздельно «под шафе», где «под» — это предлог, а «шафе» — вероятно, какой-то напиток, под воздействием которого находишься. Кстати, если уж об этом зашла речь, у меня дома лежит словарь алкогольной лексики! Друзья с удовольствием просматривают его, когда приходят в гости, соревнуясь в знании синонимов к слову «выпить». Или недавно вышедший «Словарь цитат российского кино» Владимира Елистратова. Тоже увлекательное чтение, позволяющее, кстати, сделать массу открытий, потому что большинство фильмов мы цитируем не совсем правильно. Так детектив и словарь иногда могут быть вполне взаимозаменяемы.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *