protest

Пропаганда стала «более хуже» пропагандировать

Колумнист «Московских новостей» Ксения Туркова проанилизировала методы речевого воздействия в пропагандистском фильме НТВ «Анатомия протеста».

Я давно хотела проанализировать что-то вроде «Анатомии протеста». Посмотреть, какие методы речевого воздействия используют авторы таких текстов, как они складывают слова в предложения, как выстраивают аналогии и логические цепочки, какие глаголы, существительные и прилагательные у них в ходу, и как они рассчитывают с помощью этого арсенала средств убедить в чем-то аудиторию.

Когда увидела реакцию на фильм НТВ (сам фильм к тому моменту посмотреть не успела), решила, что это настоящий подарок лингвисту. Потирая руки, открыла файл с расшифровкой. Ну, думаю, сейчас как проанализирую все эти пропагандистские россыпи – на научный труд хватит.

Спустя полчаса, прочитав текст, я поняла, что не хватит не то что на научный труд – с трудом наберу на небольшую колонку. Дело в том, что произведение, которое называют «пропагандистским шедевром» и которое вызвало такую бурную, вплоть до митингов, реакцию, на самом деле никаким шедевром не является. Никаких россыпей речевоздействующих приемов. Такой манипулятивный аскетизм, что даже нечего анализировать.  После внимательного изучения текста складывается ощущение, что его авторы схватили где-то учебное пособие по речевому воздействию и, за неимением времени, наскоро просмотрели первые десять страниц. Что нашли, то и использовали.
Арсенал речевоздействующих приемов и методов в русском языке довольно обширен, как, собственно, и в других языках. Причем есть приемы очень интересные и эффективные. Обычно все это активно используют в рекламе.

Но в фильме «Анатомия протеста» — антирекламе оппозиционного движения в России – я обнаружила лишь несколько (не больше 3-4) самых примитивных приемов, которые повторяются от абзаца к абзацу.

Итак, прием №1. Название лингвистическое – пресуппозиция. Пресуппозиции – это логические предпосылки высказывания, которые воспринимающий восстанавливает сам, следуя простым законам мышления. Ну, все вы знаете знаменитое: «Вы уже перестали пить коньяк по утрам?» Вот это оно и есть. Скрытый тезис-утверждение, который восстанавливается из этого вопроса, таков: «Вы пьете коньяк по утрам». Обычно процесс извлечения скрытой информации происходит в сознании говорящего, поэтому воздействие не воспринимается как влияние извне.  Возьмем фразы из анонса фильма: «Впервые откровения маклеров о том, как собирали людей на Болотную площадь. И как свозили массовку на Белое кольцо». Здесь скрытый тезис вычисляется легко: массовку свозили, людей собирали. Это вроде как уже известно, а фильм просто расскажет о том, как именно это делали. Или вот вопрос: «Кто в действительности проплатил появление на митинге в Лужниках этих студентов из Кении?» Вычисляем скрытую информацию, которая как бы сама собой разумеется: «Студентов из Кении проплатили».

Вообще-то подобные риторические вопросы с имплицитной семантикой (скрытыми утверждениями) следует выделить в пункт №2. Сама вопросительная форма позволяет адресату легко выделить из вопроса тезис. Чаще всего, это вопросы, которые ориентированы не на получение ответа, а на передачу информации (в данном случае негативной).

Это, пожалуй, самый примитивный, простой, как три копейки метод. Им легче всего воспользоваться, это известный секрет: не знаешь, что сказать – задавай вопрос (этот прием, кстати, очень часто используется в новостях на государственных каналах).
Посмотрим, как это работает в фильме «Анатомия протеста», какие вопросы задают авторы.

Как оппозиция готовит свои провокации? – Скрытое утверждение: «Оппозиция готовит провокации».

Почему организаторы митингов вынуждают полицию к применению силы? И зачем они перешли к тактике провокаций?
– Скрытые утверждения: «Организаторы митингов вынуждают полицию к применению силы; она перешли к тактике провокаций». Остается лишь рассказать, почему. Получается, что канал не добавляет ничего от себя, он «фиксирует» то, что как бы уже известно, и только задает вопросы.
Вот еще один вопрос из фильма: «Как же на самом деле появился этот компромат и кто за этим стоит?»

Прием №3. Имплицитная (скрытая) логическая связь.  Тоже очень простой, поверхностный и наиболее часто используемый. Аргументация  при этом строится как навязывание своего пути рассуждения в форме якобы самостоятельного. Зрителю как бы говорят: «Судите сами».

 

Вот яркий пример: «Видимо, тех денег, которые выделялись до сих пор, нашей оппозиции уже не хватает. Экономика США сейчас переживает сложные времена. И тем не менее, Штаты за счет собственных налогоплательщиков готовы целенаправленно финансировать российских борцов с действующей властью. Впрочем, до сих пор эти траты эффективными не были. Что называется, не в коня корм. Предпосылок для цветной революции в России сегодня нет никаких, и лидеры оппозиции это прекрасно  понимают. Обострить ситуацию может, пожалуй, лишь чудовищная провокация».
В тексте я подчеркнула слова, которые и обеспечивают связь в этой цепочке логическх умозаключений. У неискушенного зрителя должно возникнуть ощущение, что это он сам приходит к выводу о том, что оппозиция готовит провокации, а США за это платят. Ведь ему ничего не говорят прямо, а лишь логически поводят к нужному утверждению. При этом внутри этого абзаца используется еще один прием – апелляция к фонду знаний или к чьему-то мнению. «Лидеры оппозиции это прекрасно понимают», — говорит автор, однако подтверждений этого понимания не приводит.

Еще примеры скрытой логической связи, иногда в форме вопросов:


Судимый за мошенничество Алексей Козлов – муж Ольги Романовой, входящей в оргкомитет митингов. Ее мотивация понятна: ну, как не порадеть родному человечку? Но стоило ли ради этого звать людей на митинг?

В интернете появились вот эти ролики с кенийцами и гастарбайтерами. Возникает вопрос: неужели собрать людей в поддержку власти настолько сложно, что приходится пользоваться услугами тех, кто по-русски и двух слов связать не может?

 

Ну а теперь прием  №4, я его уже назвала. Апелляция к фонду общих знаний или к авторитетам. В этом случае авторы используют такие слова, как «согласитесь, «все знают», «известно», «опросы показывают», но при этом не ссылаются ни на какие конкретные имена или данные. В психологии, напоминает известный исследователь коммуникативных тактик русской речи Оксана Иссерс, это называется «паттерн кавычек». Сомнительное утверждение, приписанное авторитетному субъекту, выглядит убедительно.

Вот эти «маячки»:

 

В США никогда не скрывали свою заинтересованность в результатах президентских выборов в России. Еще год назад американские власти ясно дали понять, что не хотели бы видеть Владимира Путина на посту президента. Цитата не приводится.

При этом материалы критика российской власти в сетях широко рекламируются, даже если их достоверность вызывает большие сомнения. Естественно, подтверждений широкого рекламирования и больших сомнений в тексте нет.

Подобные ролики для оппозиции —  прекрасный повод покритиковать власть. Выглядят убедительно, если не знать, кто за этим стоит.

Бытует мнение
, что многочисленные социальные сети – демократическое пространство для свободного обмена мнениями без какой-либо политической цензуры. В действительности это далеко не так. Например, в YouTube недавно был заблокирован вот этот ролик в поддержку Путина. Нечто подобное произошло и на FaceBook.

На этом скромный список познаний авторов текста «Анатомии протеста»в области коммуникативной лингвистики можно закончить. Я, конечно, не беру совсем уж топорные приемы, такие, как прямая оценка, эпитеты, характеристики и т.д. Это уже мелочи.

В целом же главный вывод, который можно сделать из этой, признаюсь, беглой попытки анализа, один: наша пропаганда не стала «более лучше» пропагандировать. Я бы даже сказала, стала «более хуже».

Товарищи, ну есть ведь литература. Почитайте хотя бы труд О.С.Иссерс, который я здесь упомянула – почерпнете там множество интересных и креативных приемов. Я бы могла, конечно, устроить небольшой ликбез и посвятить этим приемам колонку, но уж больно не хочется работать бесплатно.

Хотя бы за печеньку.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *