Архив метки: мусор

Ментовские игры

«За «мента» ответишь!», — сказали  барнаульской пенсионерке Анне Дмитриевне Пономаревой ее соседи – милиционеры.  Слово из четырех букв, с помощью которого женщина обратилась к ним в записке, показалось оскорбительным. Поруганную честь истцы на букву «м» оценили в 40 тысяч рублей. Анна Дмитриевна в ужасе – как она отдаст эту сумму со своей ничтожной пенсии? Тем более, что обижать соседей она вовсе не хотела, просто напомнила семейной паре о том, что настала их очередь убирать квартиру. «Менты, когда в коридоре полы мыть будете? Уже месяц как не моете. Вам не стыдно?» — такая записка появилась в дверях у милицейской четы. Спустя несколько дней за автором пришли соседские коллеги.

См. газету «Труд», 2.02.10, «Оскорбление «ментом»»

Впрочем, эксперты говорят, что доказать оскорбительность слова «мент» будет очень трудно – оно балансирует как раз на той тонкой грани, которая отделяет фамильярность от речевой агрессии. Чтобы не быть голословной, подкреплю это высказывание выдержками из словарей. Большой словарь жаргона В.М.Мокиенко и Т.Г.Никитиной снабжает это существительное пометой «молодежное», а Словарь современного русского города под редакцией Б.И.Осипова – пометами «фамильярное», «просторечное». Нет никаких оскорблений.  И, словно в подтверждение, сразу приходят на ум названия известных фильмов, где этим словом называются совсем не отрицательные герои: «Менты. Улицы разбитых фонарей», «Авария – дочь мента» и др.

Откуда же взялось само это слово — «мент»? На единственную – и правильную – версию можете даже не рассчитывать. Как у любого уважающего себя жаргонизма с историей, «мент» имеет несколько версий происхождения, интригует и запутывает следы. Вот что находим, например, в словарях.   Историко-этимологический словарь «Русский жаргон» под редакцией  М.А.Грачева, В.М.Мокиенко разъясняет: «Лексема «мент» (…) появилась в речи преступников в начале 20 века. Данное слово является заимствованием из польского языка, где mente – солдат». Впрочем, отмечает словарь и другую версию: возможно, источником послужило слово «ментик», которое в словарях 20 века имело значение «надзиратель, постовой».   А еще, помимо польской, есть венгерская версия.  По-венгерски «mente» — плащ, накидка. Как сказано в Википедии, ментик – это короткая куртка, опушённая мехом, часть гусарского обмундирования, пристёгивалась поверх доломана. Его носили служащие полиции Австро-Венгрии и со временем, через авторитетных в России «польских» воров, словом «мент» стали называть на жаргоне представителей закона.

В общем, ничего обидного, как видим, нет и в самой истории рождения «мента».   Почему же сами «менты» восприняли его как обидное, агрессивное и порочащее честь?   Если рассуждать строго с позиций лингвистики, негативные коннотации тут действительно присутствуют, особенно если учесть наличие в новой русской фразеологии таких выражений, как «мент поганый» (знатоки просят не путать эпитеты: волк – позорный, а мент – именно поганый, не наоборот!), «ментовской беспредел» и т.п. Кроме того, производные от этого слова, такие как «ментюк, ментяга, ментяра», действительно имеют в словарях помету «неодобрительное» (собственно говоря, все слова, имеющие аналогичные суффиксы, относятся к эмоционально окрашенным).

Авторы словарей жаргона отмечают – слово появилось, потому что нужен был краткий вариант. Милиционер – длинно, целых пять слогов, а тут просто мент. Коротко и ясно. Впрочем, сейчас, наверное, не в количестве слогов дело. За обилием «букоф» в последнее время действительно не осталось хоть какого-то смысла. Большое, пустое и пугающее своей пустотой слово. Это ми-ли-ци-о-не-ры стреляют в людей в супермаркетах. Это ми-ли-ци-о-не-ры избивают до смерти журналистов. Это ми-ли-ци-о-не-ры пьяными садятся за руль и калечат людей. Это ми-ли-ци-о-не-ры заламывают руки 83-летней правозащитнице в костюме Снегурочки и ведут ее в автозак. И таких «это» гораздо больше, чем слогов в слове. Может, поэтому и не поднялась рука пенсионерки написать «уважаемые милиционеры»? Хотя адресаты пока виноваты лишь в том, что не помыли пол. А вообще-то нужна генеральная уборка…

[help]СПРАВКА. Как еще называли и называют представителей правоохранительных органов.

МИЛЬТОН – возникло, как гласит историко-этимологический словарь «Русский жаргон», «в результате словообразовательной мимикрии от слова «милиционер», стимулировано пренебрежительным и ироническим отношением к правоохранительным органам». Впервые слово было зафиксировано в словарях в 1927 году. Активно употреблялось в 20-60-хх годах. Нередко используется в тюремном фольклоре. Вот, например, фрагмент блатной песни:

Тут мильтоны к нему подскочили
И связали веревкой тугой,
Долго били его и пытали –
Он упрямо качал головой.

МУСОР – не имеет никакого отношения к отходам. Произошло от аббревиатуры МУС – Московский Уголовный Сыск. Впрочем, есть и еще версии. По мнению М.Фридмана, произошло от древнееврейского muser – наставление, указание. А возможно, и правда мусор имелся в виду, не исключают словари и напоминают – большинство жаргонных наименований милиционеров имеет именно отрицательный оттенок. Кстати, во времена ГУЛАГа именно это слово потеснило «мента», его даже забыли на время, а теперь вот опять – вспомнили.

ЛЕГАВЫЙ —    тут все просто. Порода собак, ищейки. Говорят, что представители правоохранительных органов для маскировки носили нашивки охотничьего общества с изображением легавой.  Хотя просто ли? Тут нас снова ждет подножка в виде второй версии, которая опровергает даже устоявшийся вариант написания слова через «е». Якобы слово образовалось от слова » Лиговка». На этом проспекте находилось здание  МУРа в Ленинграде(тогда Петроград), и впоследствии так стали называть милиционеров, а слово изменилось.[/help]